rusnazi8814: (burzum)
[personal profile] rusnazi8814
«Monstrum in fronte, monstrum in anima» — «Урод снаружи - урод внутри».

«Собачье сердце» — бессмертное произведение выдающегося русского классика Михаила Афанасьевича Булгакова. Включенное в обязательную школьную программу Российской Федерации, на первый взгляд может показаться, что эта небольшая книга - всего лишь забавная комедия театрального формата, за основу которой взято стремление генетиков первой половины XX века вывести «новые биологические виды». Но в своей сути, эта предельно лаконичная и строгая книга - жестокая сатира на советскую действительность, на ressentiment низшего, животного человека, являющегося не только субъектом, но и самим воплощением Левой идеи.

Собственно, о противостоянии людей двух типов и идет повествование: с одной стороны, достойные русские люди из «Старой России», если не аристократы, то как минимум представители высокого общества, колоссальной пропастью отделенные от так называемого «пролетариата» - черни, пирующей на трупе России в квартире некого «буржуя» Ф. П. Шаблина (уже расстрелянного) в Калабуховском доме на Пречистенке, выразителем и основным идеологом которой в произведении представлен карикатурный персонаж с говорящей фамилией Швондер (а в отечественной экранизации еще и с говорящей физиономией). Nomen est omen.
Между ними, казалось бы, возникает совершенно дивный субъект, порожденный ученым гением профессора Преображенского - преобразованная в человека собака. Почему «казалось бы, возникает»? Потому что животное в человеческом виде сразу же находит и определяет свое бытие на стороне Швондера и его товарищей, уже спустя через несколько недель после своего чудесного перевоплощения «заучивая» (и столь же колоритно для своего образа комментируя переписку Энгельса с Каутским) Маркса, Энгельса и Ленина. И вот, перед людьми Старой России, держащими последний рубеж обороны в семи комнатах от знатоков того, как все «отнять и поделить», возникает абсолютно точный экранный Der Untermensch - брахикефальный черный атопон - существо абсолютно неуместное там, где царит здравый смысл, но как оказывается, достаточно хорошо уместное в новой советской действительности, в которой ему находят место в службе по очистке города от котов, и как апофеоз всего, под конец фильма это существо даже срывает аплодисменты в зале на международном собрании членов партии.

Здесь в каждой сцене, в каждом звуке обнаруживает себя одна из многочисленных ниточек, ведущих себя к развязке нечто большего, чем просто сюжета книги. К разгадке Феномена. Феномена большевизма и в целом того, что можно трактовать как «господства черни» в его чистом виде. Литературный гений Булгакова наполняет диалоги культурными кодами, делая их полноценной смысловой единицей: «оратор из народа» объявляет перед собравшейся толпой у дома Преображенского, что открытие профессора - это достояние военного коммунизма; существо, гоняющееся за котами и наглотавшееся зубного порошка, дает советы «космического масштаба» о том, как все поделить; женщина в мужском костюме за нелюбовь к пролетариату (по-сути, это уже оруэлловское «мыслепреступление») говорит о том, что профессора необходимо арестовать. Здесь так же показательна метафора с блохами: как они липнут к Шарикову, так и Шариков начинает паразитировать на теле профессора Преображенского, лишенного к тому же защитной возможности просто избавиться от паразита, вышвырнув того на улицу. При этом успешная «социализация» Шарикова в советском обществе идет вровень с его полным очеловечиванием, что в конечном итоге могло бы привести героев повести к неутешительному для них финалу. Возможно, Булгаков и хотел сделать его таким: показать, как Шариков, окончив эволюционный процесс, окончательно станет и утвердит себя в этом мире - эдакое торжество собаки-гопника в фуражке и с заряженным наганом, но подобный поворот сюжета однозначно лишил бы «Собачье сердце» того подтекста, из-за успешного happy-end'a которого простой зритель рассматривает его как комедию, а Шарикова воспринимает как совершенно фантастическое существо. С другой стороны, сам Шариков - это апофеоз «шариковых» меньшего масштаба, и когда хирурги возвращают оного до его животного состояния, не лелеет ли сам Булгаков надежды, что когда-нибудь субъекты большевизма вновь упадут в ту сточную яму, откуда они вылезли? По-крайне мере, об этом заявляет профессор Преображенский, радикализировавший свое неприятие большевизма по ходу картины словами:
— «Клянусь, что я этого Швондера в конце концов застрелю».

Примечательно, что собака символизирует службу. Так, в Библии проводится аналогия трех типов людей с тремя животными: овцами, волками и псами. У последних обнаруживает себя сторожевая миссия по защите первых от вторых. Этот же символизм с отождествлением собаки как сторожа, позже перейдет в рыцарские ордена и их геральдику. Таким образом, пёс здесь является ревнителем идеологии и его символизм вполне ясен: ревнитель социализма - это дворняга, судя по мыслям еще и весьма дурная (например, сравни её с благородной собакой из «Белого клыка» Джека Лондона). Хотя в самом фильме режиссеру пришлось задействовать при съемках дрессированного пса, весьма миловидного, следует предполагать, что в замысле автора его порода была столь же неблагородна, как и порода того пьяницы, отправленного вместе с ней на операционный стол.

Всего у книги две экранизации - итальянская и советская. Если первая не представляет из себя ничего выдающегося, кроме роли профессора Преображенского в исполнении великолепного шведского актера Макса фон Сюдова, то отечественный вариант, сохраняя полную аутентичность с книгой, получился действительно прекрасной экранизацией. Единственный эпизод, отсутствующий у Булгакова - когда в конце первой части Шариков исполняет в университетском амфитеатре уже ставшую визитной карточкой подобных ему «Эх, яблочко» - абсолютно не портит аутентичный сценарий. Поэтому «Собачье сердце» - это однозначно лучший советский фильм, который вовсе и не является советским по своему духу, ибо полностью основан на сценарии русского писателя-аристократа, более того, не является из-за этого самостоятельным фильмом, что в данном случае идет ему только в плюс. Режиссер итальянской версии наоборот, основной посыл Булгакова переиначил и попытался заигрывать с человечностью Шарикова (даже изменив его имя на Бобикова). Здесь третьим основным персонажем становится не доктор Броменталь, а служанка Зинаида, которую играет актриса с выразительной красивой внешностью и которая испытывает к Шарикову симпатию, и возможно, даже влюбленность, то есть в целом, здесь обыгрывается некий аналог «Красавицы и чудовища», что в контексте «Собачьего сердца» выглядит просто нелепо. Нелепо здесь выглядит и все остальное: милые загородные виды Италии вместо мрачной России, массовка актеров с характерными итальянскими лицами, слишком быстрая работа камеры и диалоги, превращающие артхаусное кино в софт-боевик. И хотя Макс фон Сюдов в роли Преображенского создает тот необходимый контраст между ним и Шариковым, получилось так, что он имеет контраст вообще со всеми остальными лицами на экране, что с долей черной иронии говорит о том, что такие образы, как образ профессора в исполнении фон Сюдова просто чужды советскому миру.







https://vk.com/wotan_jugend?w=wall-139804766_8771

Между  прочим, Шариков - это  типичный  представитель  тех  существ, которые  называются недочеловеками. И  руководят  ими  либо  Арийцы (как  Преображенский  и  Борменталь), либо  жиды (в  лице  швондеров  и  ко). Третьего  не  дано, как  ни  крути.

И  ещё. Советский  фильм  получился  куда  лучше  италь
янского (пусть  хоть  и  с  фон  Зюдовым). Потому  что  он  более  аутентичен.

Date: 2017-07-04 06:11 am (UTC)
From: [personal profile] grand18

Не обратили внимание на главное-русский Преображенский создает шарикова.


А немец Борменталь его убивает.

Profile

rusnazi8814: (Default)
rusnazi8814

July 2017

S M T W T F S
       1
2345 6 78
910 1112 13 14 15
161718 19 202122
23242526272829
3031     

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 08:54 am
Powered by Dreamwidth Studios